?

Log in

No account? Create an account

Предыдущий пост | Следующий пост

Не забудьте о Морти

Оригинал взят у alex_aka_jj в Не забудьте о Морти



— А можно обойтись как-нибудь без этого? — спросил сэр Лайонел, с подозрением поглядывая на инструменты пытки, которые палач раскладывал на своем верстаке.

Король приподнял бровь.

— Без этого?.. В каком смысле — без этого?

— Я имею в виду — без пыток, — пояснил сэр Лайонел. — Выдирание зубов, раскаленное железо, дыба — вот это всё.

— Сдирание кожи! — вставил палач, оборачиваясь к сэру Лайонелу. — Сегодня у нас сдирание кожи. Возможно, попробуем еще немного поджарить пятки. С вашего позволения, сэр.

Палач заметно шепелявил, и когда он говорил, было заметно, что большей части зубов с левой стороны у него нет. Но глаза у него радостно горели, и по всему было видно, что он пребывает в нетерпеливом возбуждении.

— Зубы вырывать сегодня не планировали, сэр, — добавил он. — Но мысль хорошая, мне нравится.

— А мне нет! — воскликнул сэр Лайонел. — Я категорически против!

Король развел руками.

— Но, дорогой сэр, посмотрите на это с другой...

— Вы не волнуйтесь, сэр, — снова встрял в разговор палач. — Я с вас так аккуратно кожу сниму, что вы и не заметите!

— Не перебивай, Морти! — раздраженно сказал король. — Вечно ты лезешь со своими замечаниями!

— Извините, ваше величество, — поспешно закивал палач. — Не буду больше.

Слова «ваше величество» он произносил как «вашш’ство».

Король сердито покачал головой.

— «Не буду, не буду»!.. Каждый раз одно и то же. Говоришь тебе, говоришь, и все без толку, — он достал из рукава кружевной платок и высморкался. — Господи, какая сырость у тебя в этих подвалах, Морти. Совершенно невозможно находиться. Ты же знаешь, что сырость вредна для моего здоровья. Ну, что это за безобразие у тебя тут? С потолка капает, на стенах плесень…

— Простите, вашш’ство, — потупился палач Морти. — Я приберусь. Клянусь мамочкой. Сегодня же вечером буду кровь с пола оттирать, и заодно стены вычищу. А что до сырости, вашш’ство…

— Какую кровь?.. — встрепенулся сэр Лайонел.

Он попытался выдернуть руки из кожаных петель, которыми был притянут к пыточному столу, но у него ничего не вышло.

— Какую еще кровь? — повторил он. — Послушайте, я против!..

— Кровь? — спросил король, прищурившись. — Какую...

— Вашу кровь, сэр, — охотно пояснил сэру Лайонелу палач. — Когда кожу сдираешь, то кровь…

— Я же просил! — воскликнул король. — Морти, ты меня совсем не слушаешь. Я ведь сказал тебе, не лезь в разговор!


Палач опустил глаза. Король обернулся к сэру Лайонелу.

— Так вы спрашиваете — какую кровь? — повторил он и широко улыбнулся. — Вашу кровь, разумеется!..

Нервно взмахнув платком, он перебил сам себя:

— Черт, ну так уже совсем не то! Всё из-за тебя, Морти. Я хотел сам сказать ему про кровь, а ты все испортил.

— Простите, вашш’ство, — пробубнил палач, ковыряя пол носком сапога.

— Вечно встреваешь, когда не просят.

— Виноват, вашш’ство.

— Послушайте, может, мы все же как-нибудь договоримся? — подал голос сэр Лайонел. — Джентльмены, ну серьезно… Мне тут немного дискомфортно. Я понимаю, что…

— А вам и не должно быть комфортно! — рявкнул король. — Слушайте, почему все меня перебивают? Я говорю с пленником — палач лезет в разговор! Я говорю с палачом — вмешивается пленник! Вас вообще учили этикету?..

— Нет, вашш’ство, — смущенно сказал палач. — Простолюдин я.

— А я и не тебя имею в виду! — сказал король. — С тобой-то и так все ясно. Хотя знаешь, за десять лет на королевской службе мог бы уже и пообтесаться!.. Но вы-то, вы-то, сэр! — обратился он к сэру Лайонелу. — Вы же рыцарь!.. Что происходит с цветом нашего рыцарства, а?..

— Э-э, — растерянно промычал сэр Лайонел. — Не поймите меня неправильно, ваше величество, но…

— Рыцари! Лучшие люди королевства! — продолжал огорчаться король. — И никаких манер.

— Огорчительно, — поддакнул палач.

Король метнул на него свирепый взгляд.

— Но я ведь не сделал вам ничего дурного, ваше величество! — попытался возразить сэр Лайонел. — Я просто участвовал в турнире!..

— И победили, — кивнул король. — Победили ведь, сэр рыцарь?

Сэр Лайонел смущенно заморгал.

— Но… Разве это преступление?..

Король сердито фыркнул.

— Да нет же! — сказал он. — Конечно, нет. Я вообще не об этом… Я ведь для чего все это затеял?

— А я знаю! — жизнерадостно сказал палач. — С этими, матере… мать их… матеремональными…

— Молчать! — взвился король. — Молчать! Морти, сколько раз!..

— О-о, — снова стушевался палач. — Простите, вашш’ство. Вырвалось случайно…

— «Простите, простите»!.. Надоел уже! Сядь в углу и помолчи!

Палач энергично закивал.

Король опять повернулся к сэру Лайонелу.

— Видите, о чем я?.. — спросил он. — А потом они говорят: «злой король». А как тут не выйти из себя, когда весь день на нервах?..

— Понимаю, — сочувственно кивнул сэр Лайонел. — Быть королем — непростая ноша, ваше величество.

— Вот именно, — согласился король. — И никакой благодарности. Заботишься о них, судишь, собираешь налоги, издаешь указы, казнишь целыми днями. И думаете, хоть кто-нибудь скажет «спасибо»?..

— Неужели нет? — вежливо удивился сэр Лайонел.

Король фыркнул.

— Да черта с два! — сказал он. — И не надо делать вид, что вы удивлены, сэр. Я тут с вами уже целый час, и вы хоть раз поблагодарили меня за мои усилия, за мой личный вклад?.. За внимание к вашей персоне, в конце концов?..

Сэр Лайонел скосил глаза и посмотрел на кожаные петли, которыми его руки и ноги были притянуты к деревянному столу для пыток. Потом деликатно откашлялся.

— Действительно, ваше величество, — признал он. — Совершенно непростительно с моей стороны. Однако я хотел бы обратить ваше внимание…

— А-а, теперь вы заметили, — сказал король. — А вот что бы вам стоило сделать это чуть раньше?..

— Я просто хочу сказать, ваше величество, — проговорил сэр Лайонел, — что чувствовал бы себя еще более благодарным, если бы не был привязан здесь, в подвале…

— Ну вот опять! — сокрушенно вздохнул король. — Я же объяснил! По-вашему, у меня был какой-то выбор?

— Но я даже не понимаю, чем я вызвал ваш гнев! — вскричал сэр Лайонел. — Я всего лишь участвовал в турнире!

— В честь принцессы, — мягко добавил король.

— Разумеется! — воскликнул сэр Лайонел. — Все рыцари участвовали в нем! Было бы преступным неуважением, если бы кто-нибудь…

— Но вы ведь еще и выиграли! — объяснил король. — Выиграли ведь?

Сэр Лайонел непонимающе заморгал.

— Но, ваше величество…

— Дочка-то была в жены победителю обещана! — не выдержал палач. — А за такого старого лысого козла, простите за прямоту, сэр, выдавать-то, знаете ли…

— Да прекрати же ты встревать в разговор, Морти! — взвизгнул король. — Честное слово, однажды я прикажу тебе пытать самого себя.

— Это будет честь для меня, вашш’ство, — смутился палач. — Я люблю работу, вы же знаете.

Король приложил платок ко лбу.

— У меня, кажется, температура поднялась, — пожаловался он. — И мигрень. Пойду-ка я, наверное, прилягу.

— Это ужасно, ваше величество, — поспешил заметить сэр Лайонел. — Но, быть может, мы все же сможем договориться?.. Послушайте, я понимаю, что с моей стороны было опрометчиво побеждать на турнире и претендовать на руку ее высочества…

— Да что вы, что вы! — отмахнулся король. — Я вас отлично понимаю. Разве ж я не мужчина?.. Тоже, бывало, смотришь на какую-нибудь молоденькую фрейлину, и думаешь: «Эх, кабы не ее величество!..» А ведь фрейлина-то в дочки мне годится… Всё прекрасно понимаю, сэр! Но и вы поймите. Сердцу-то не прикажешь!.. Я уж ей говорю: «Доченька, ты пойми, он турнир-то выиграл! Не могу же я взять и отказать победителю!» А она уперлась, и ни в какую.

— Ваше величество, так может быть, мы могли бы…

— Вот я и говорю! — продолжал король. — Говорю ей: «Что же я буду за король, если не сдержу своего слова?»

— Ваше величество, я вовсе не настаиваю…

— А она и слышать не хочет. Хоть кол на голове теши. Упрямые они, эти подростки, вы ведь знаете.

— Знаю, ваше величество. Но позвольте…

— Ну вот и посудите сами, есть ли у меня выбор?.. Я ведь не только король, я еще и отец. Неужели я не позабочусь о счастье дочери?

— Разумеется, ваше величе…

— Господи, как я рад, что вы меня понимаете. Я боялся, что вы не поймете. Вокруг одни эгоисты, думают только о себе, никто не готов войти в положение, посмотреть на вещи моими глазами… Слушайте, раз мы со всем разобрались… У меня и правда что-то разболелась голова, так что я, наверное, оставлю вас. Простите великодушно.

— Еще секунду, ваше величество! — возопил сэр Лайонел. — Прошу вас! Давайте просто договоримся, что я не буду претендовать на руку принцессы, только и всего!

Король, уже собиравшийся выйти в дверь, остановился и пожевал губами.

— Но мое слово? — неуверенно сказал он. — Я ведь пообещал победителю руку дочери. Слово-то как же?

— А я скажу, что у меня есть дама сердца, — горячо пообещал сэр Лайонел. — Не могу же я изменять даме сердца, ваше величество?..

Король поразмыслил.

— Пожалуй… Хм, думаю, да. Мы могли бы. Вот только…

— Да, ваше величество?

— Как быть с Морти?

— Морти? А что с ним?

— Я ведь должен подумать и о нем, — пояснил король. — Бедняга должен зарабатывать себе на хлеб.

— Оплата у меня сдельная, — подал голос палач. — Вы уж не обессудьте, сэр.

— Вот, — подтвердил король. — Видите?.. Он у меня и так неделю без работы. Третий день ходит, ноет, что есть нечего. Вы же не хотите, чтобы честный труженик протянул ноги?

— Я оплачу! — воскликнул сэр Лайонел. — Скажите, сколько он у вас получает, и я заплачу!

— Нет-нет, что вы! — отмахнулся король. — Это мой палач, и его работу оплачиваю я. Нечестно будет требовать от вас…

— Да нет же! — перебил его сэр Лайонел. — Я готов оплатить ему стоимость работы, если он не будет меня пытать.

— Не будет?.. — удивился король. — А, я понимаю. Возместите ему упущенную выгоду?

Сэр Лайонел кивнул.

— Ну, я не знаю, — неуверенно сказал король. — Морти, как тебе это предложение?

Палач замялся.

— Не привык я так, вашш’ство, — признался он. — Чтоб я деньги за безделье брал?.. Неправильно это. Трудовая копейка-то, она и в кармане приятнее. Вы уж извините, сэр, — добавил палач, обращаясь к сэру Лайонелу. — Но я бы предпочел честно заработанные деньги. При всем уважении, сэр.

— Давайте я оплачу двойную ставку, — предложил сэр Лайонел.

Палач сдался.

— Нехорошо это, — покачал он головой. — Лучше бы, конечно, отработать… Ну, да если вы настаиваете, сэр…

— Так к чему мы пришли? — сэр Лайонел с надеждой переводил взгляд с короля на Морти. — Мы договорились?

Король пожал плечами.

— Ну, раз Морти не против… Ладно уж, отвязывай его.

Палач ослабил кожаные ремни и сэр Лайонел высвободил руки и ноги. Усевшись на краю стола, он принялся растирать затекшие запястья.

— Надеюсь, вы не в обиде на нас? — спросил король. — Поймите, выбора-то не было. Я ведь человек чести, сами понимаете. Если дал слово…

— Ну что вы, что вы, ваше величество! — заверил его сэр Лайонел. — Будь у меня взрослая дочь, я бы тоже, наверное, завел палача.

— Ну и славно, — сказал король. — А может, по рюмашке?..

Сэр Лайонел прицокнул языком. Трясущимися руками он снял с пояса кошелек и теперь отсчитывал в руку палача золотые монеты.

— С радостью бы, — сказал он, — но дела, дела.

— Жаль, — кивнул король. — Ну, будьте здоровы, сэр рыцарь.

— И вам всего наилучшего, ваше величество. Удачи, Морти.

— Благодарю, сэр! — откликнулся палач, пряча золото в карман. — Вам по лестнице и направо. Как раз к конюшням выйдете.

На слабых ногах сэр Лайонел выбрался из подвалов королевского замка и только там позволил себе громко выдохнуть и выругаться. На лбу у него выступил крупный пот. Придерживаясь рукой за стену, он добрался до конюшен и отыскал там свою арабскую лошадку.

— Идем, идем, — говорил он ей, взбираясь в седло. — Шевели копытами, родная. Пора убираться из этого сумасшедшего дома.

Спустя несколько минут, перемещаясь самым быстрым галопом, на который была способна его лошадь, сэр Лайонел навсегда покинул столицу.

Метки: